Интервью для «Wonderland Magazine» ‘09

Все про творчість The Prodigy

Модератор: SJ

Интервью для «Wonderland Magazine» ‘09

Повідомлення Kowalski » 07 квітня 2009, 16:36

Уже выложил на рус. форуме свой перевод. Если что не так - не судите строго, текст оказался сложным. Итак...

“Rave New World”
Интервью для «Wonderland Magazine» ‘09

http://www.wonderlandmagazine.com/issues/17/ - “Rave New World”

Излюбленные всеми поджигатели вернулись, чтобы по праву занять свой музыкальный трон. Лиам Хоулетт сразу же поведал нам: «The Klaxons выглядят по-любому старше, чем мы».

Кейт Флинт дрожит. Холодный полдень в Западном Лондоне. Кейт и сотоварищи по команде Лиам Хоулет и Кейт "Максим" Палмер одеты в теплые пальто и шубу. Флинт, по-дурацки, выбрал неоновый розовый плащ, который едва дотягивает до пояса его джинсов.
"Такова цена моды" - гримасничает он, так как гредет потепление. С его пирсингом на лице, абстрактно поставленной прической и тату в форме ствола револьвера на указательном пальце, Флинт все еще представляет неординарную фигуру, несмотря на то, что его красные рожки времен "Firestarter" давно ушли в прошлое. Плащ, в который одет Флинт, был куплен пару лет назад в Бристоле, с тех пор он никак не мог подобрать момент, чтобы одеть его. "Это плащ одного из известных ирландских дизайнеров", озорно заявляет Флинт - "George O’Marney".
В некотором образе, это даже неожиданно, что Флинт, Хоулетт и Макс приехали все вместе в хорошем расположении духа. Для тех, кто помнит 90-е The Prodigy представляли собой самый большой, громкий и захватывающий коллектив со своими невероятными живыми выступлениями. Для поколения пост эйсид-хауса они были слишком припанкованы, обойдя даже Sex Pistols, они стали как бы звуковым барьером между рок- и поп-тусовками. Они изменили UK чарты, основательно закрепивши свои синглы "Firestarter" и "Breathe" на 1-м месте хит-парадов и взрывали толпы людей от Гластонбери до Москвы, где они отыграли легендарный концерт на Красной Площади в 1997 г. В том же году увидел свет их третий альбом "The Fat Of The Land" - смесь рока и панка, который был продан в количестве восьми миллионов копий по всему миру и превратил группу в мировой феномен.
Но суровый концертный график, который следовал после выхода альбома, оказал огромное давление на все противоречия и расхождения в группе и наложил огромный отпечаток на тяжелые отношения между участниками группы. "Ну...", признается Хоулетт, человек, достигший 37-и летнего возраста и главный мозг группы, "этого было более чем достаточно". В любом случае, к 2000 году группа начала распадаться всерьез. Четвертый участник группы - Лирой Торнхилл покинул группу сразу после того как повредил колено.
Тогда Хоулетт вовсю старался собрать силы для нового материала. Насмешливая критика к вышедшему в 2002 г. синглу "Baby’s Got A Temper" была неутешительной - поговаривали, что группа двинулась не в том направлении. "Частично, это была низкая оценка", заявляет Хоулетт, поедая французский суп с луком. "Я не общался с группой около года, хотя, мы никогда не отдалялись друг от друга". "Думаю, никто из нас и не думал делать этого" - добавляет Флинт, макнув кусок хлеба в суп Хоулетта. "Мы же знали, что до этого было еще далеко".
Казалось бы, что еще могло послужить последним похоронным звоном, кроме как вышедший в 2004 г. альбом Хоулетта, который он записал сам. "Always Outnumbered, Never Outgunned" записывался при участии приглашенных вокалистов, включая Джульет Льюис (та, которая горлопанила кровавым голосом среди взрывов, открывающих "Spitfire" - первый трек с альбома) и Лиама Галлахера на "Shoot Down".
Но, несмотря на кучу неприятных моментов, альбом получился на половину, получив позитивные отзывы, как от критиков, так и от фанов. Куда же, в конце концов, делись рвущие рифмы Макса и Флинта, схожие с рычанием Сида Вишеза. Казалось, что настал конец для парней из Эссекса, которые в свое время взорвали поп-чарты в 1991 г. со совим рейв-хитом "Charly". На самом деле, второе возрождение The Prodigy было не за горами.
Тур 2005 г., который сопровождался лучшей коллекцией хитов, собранных в сборнике "Their Law" под эгидой XL, неожиданно соединил их с новой, более молодой аудиторией. Хоулетт, Флинт и Макс начали сглаживать свои расхождения, благодаря вернувшимся, как в старые времена, гостиничным номерам, туристическим автобусам и т.п. "Так мы провели несколько ночей" - говорит Хоулетт. "Мы просто определились в выборе пути. С тех пор все наладилось". Они подошли как можно ближе к самоанализу. Каждого в отдельности или как группу их не очень интересовало прошлое, прошлая ностальгия ("У людей не остается ничего кроме ностальгии, когда они не могут идти дальше" - говорит Макс). Кстати, они свободно вспоминают о 90-х, называя то время лучшим. "Когда ты весь в этом", говорит Хоулетт, "ты ничего толком не помнишь из того, что было".
Они следуют идеалу аутсайдера ранних 90-х, хотя, все еще и лелеют то время. В конце-концов, такими они были, когда все начиналось, в тот сумасшедший период времени. Хоулетт, хип-хоп фанатик, иногда играл как ди-джей, проводя кучу времени в своей студии в Брейнтри, Ессекс. По выходным играл в ночных клубах типа The Barn, куда как магнит тянуло молодых рейверов, не единажды сказавших спасибо таблеткам экстази, которые заполонили соседний Гарвич. Наконец, Хоулетт ведь изначально отталкнулся от Флинта, сумасшедшего рейв-фантика, благодарившего его однажды за демо-пленку.
Как и Хоулетт, Флинт вырос в Брейнтри (они даже учились в одной и той же средней школе) и жили от выходных к выходным. Будучи известным неудачником в школе, Фдинт нашел себя в клубе The Barn где он и его приятель Лирой практиковалсь оттачивая свои движения и мечтали о карьере пи-джеев. У Лироя в то время была работа - он подрабатывал електриком, но Кейт занимался лишь тем, что делил таблетки и траву на вечеринках. Технически, Лирой танцевал лучше Флинта, у него было больше пластики и фанковости. Но Флинт обладал потрясающей энергией, никто не мог с ним сравнится. Когда Хоулетт записал для него демо-кассету для изучения новых па, Флинт подумал о том, чтобы поучаствовать с Лироем при записи в качестве танцоров. Хоулетт согласился, разбавив все это дело МС из города Питерборо, которого все называли Максим Риелити.
В то время, как Флинт казался безумцем, Макс выделялся своим спокойствием. Он имел опыт выступлений и знал, как нужно заводить толпу. Пока никто не проявлял свои амбиции за пределами сцены, что в прочем и обьеденило их, Charly взорвал сцену в 1992 году, и никто не смотрел назад. Шквал отборных нарезок старины вроде "Оut Of Space", взятых у Макса Ромео, посыпался на людей и музыка The Prodigy стала привлекать внимание здесь и сейчас. И так, продержавшись почти два десятилетия на плаву, не чувствуют ли они себя "стариками" рейва? "Не совсем" - говорит Хоулетт. "Что характерно, нас всегда окружали люди старше нас, и это никогда не беспокоило меня. Так было бы, если бы мы были действительно стариками с лысиной на голове".
Сегодня Флинт не утратил своего эксцентричного обаяния. Он остается лицом группы, шутит, непринужденно разговаривает и жмет руку каждому, кто общается с ним. (Макс, например, более скрытный; даже когда диктофон включен, он говорит лишь на одну тему, хотя в принципе все получают кивок согласия от Хоулетта.) И в то время как Флинт приложил все усилия, чтобы выглядеть как поп-звезда, несомненно, он старается оставаться более человечным среди людей. "Хочу тебе показать кое-что" - говорит Флинт, когда речь заходит о славе. Он достает свой кошелек, вынимает карточку Oyster и кидает ее в окно в сторону подземки. "Я знаю, куда ведет эта ветка метро. Все мы часть системы. Мы смотрим на это глобально, потому что живем этим".
Что касается музыки, то это всегда было по части Хоулетта. "Мы преподносим музыку Лиама" - заявляет Флинт с набитым приправленной курицей ртом (Макс остановил свой выбор на пироге). "Ну, как бы там ни было, что бы ни произошло, мы здесь и сейчас". Но лично Хоулетт всегда отрицал этот факт, даже, несмотря на что они выглядят аутсайдерами, они - группа. Действительно, сегодня Хоулетт называет своих сотоварищей "почти братьями". Он также считает что слава времен Firestarter принадлежит как Флинту так и Максу. Флинт, как и прежде, остается талисманом группы, единственный кто поглощает энергию всей толпы и отдает ее не только как лицо группы, но и как часть того поколения екстази с его сумасшедшей панковостью.
I hear Thunder
Аватар користувача
Kowalski
V.I.P.
V.I.P.
 
Повідомлення: 370
З нами з: 03 серпня 2006, 02:43
Звідки: Днепропетровск

Повідомлення Kowalski » 07 квітня 2009, 16:38

Все же, следуя успеху "The Fat Of The Land", казалось, что Флинт и Макс пытались забыть о The Prodigy и старались думать о сольной карьере: Макс как репер, Флинт как вокалист треш-панковой одноименной группы. Сейчас оба забыли о своих амбициях - альбом Флинта так и не произвел фурора, а деятельность Макса оставила лишь небольшой отпечаток в истории английского хип-хопа. Тогда был смысл идти дальше, следуя успеху компиляции "Their Law" и подкрепить все это туром. Хоулетт чуствовал, что они должны уловить этот момент и начать работу над новым альбомом. Единственной проблемой Хоулетта было место для работы. Построив домашнюю студию в Ессексе, стоимостью около 70 000 фунтов он понял, что ему трудно так работать. "Сначала я думал, что здесь будет рождаться очень крутая музыка" - говорит он. В конце концов, он вывез все оборудование и продал его. "Больше никогда не обзаведусь студией дома. Это совсем не круто. Я хочу ездить на работу".
Итак, разобрав свою студию Лиам завершил работу над большой новой студией в Лондоне. Отделившись от XL, Хоулетт двинулся в своем направлении и открыл круглосуточную студию звукозаписи, чтобы теперь Флинт или Макс могли в любое время начать работу. Но вместо этого, студия превратилась в место для тусовок. Они даже перенесли туда свою звуковую систему. "Это было забавно" - усмехается Хоулетт. "Потом когда мы пересеклись с людьми, которые сдавали нам помещение, первое что они думали, было что-то вроде – «чем мы думали, когда сдали помещение этим придуркам»".
Макс хихикает: "Единственное что пропало, так это пара зеркальных шаров".
После четырех или пяти месяцев "бездельничанья" они набросали пару треков, но кардинально ничего не поменялось, тогда Хоулетт решил перебраться в меньшую студию наверху, оставив свои зависания позади. "У меня была привычка складывать пустые бутылки от шампанского за диван в студии" - говорит Лиам. "И в конце концом мы выгребли оттуда около 60 бутылок Вдовы Клико. "Все так ржали по этому поводу".
Когда работа началась всерьез, старый адреналин быстро начал расти. Новый альбом "Invaders Must Die" - первый альбом, записанный вместе со времен "The Fat Of The Land" явился прямым столкновением энергии рейва и рок-н-ролла. Любое подозрение на то, что парни смягчились за все это время просто испаряется при прослушивании синтовых рифов "Warrior’s Dance" или извержения искаженных басов в "Omen". Также отчетливо видно, что The Prodigy звучат как же, как The Prodigy. "Блин, меня так выводит из себя, когда люди говорят об Oasis, почему бы им не придумать что-нибудь новое" - говорит Хоулетт, ссылаясь на свой неизменный саунд. "Зачем они должны это делать? Они велики в том, что делают и люди любят это. До тех пока они выдают хороший материал, им не нужно что-то менять".
Вы говорите это не потому, что это семья Галлахеров? "Нет, я не говорю с Лиамом о музыке вообще". У вас разные взгляды? "Нет, не совсем. Просто это скучно, не так ли? Это же работа. Мы говорим о всякой бредятине, типа о детях". С его застенчивой усмешкой, даже в возрасте 37 лет Хоулетта окружает мальчишеская аура. Разносторонний и самоуверенный, в нужный момент он сразу может закрыться от чужого мнения, оставаясь при этом независимым. Несмотря на любой путь, по которому идет человек, Хоулетт всегда пойдет по другому пути. Его причудливые сероватые ботинки в клетку были наполовину покрашены в черный цвет, потому что выглядят чересчур "в стиле Барберри".
Как и Хоулетт, The Prodigy остались неизменными. Даже в самый разгар рейва, в середине 90-х, они не считали себя крутыми парнями, дабы снова не попасть на уловки журнала Mixmag, который окрестил их группой, "убившей" рейв. Их известный хит 1997 г. "Smack My Bitch Up" намеренно оскорблял либерально настроенных личностей.
(Флинт, говорит, что передний ряд на их концертах вечно набит "плохими девочками", которые стараются выкрикивать тексты песен) Все же их абразив и убийственное отношение к своим поклонникам недавно оказалось заразным. Подобные настроения прошлись также среди Justice и Crystal Castles, так же как и поколения нового рейва среди которых The Klaxons и Does It Offend You, Yeah? (Джеймс Рашент даже стал другом Хоулетта и помогал в продюссировании альбома "Invaders Must Die").
Хоулетт, конечно, отрицает это чтобы получить раззадорить последних. "Я не в чьей-либо группе" - говрит он. "В то время, когда выходит наш альбом, я не очень дружелюбный парень. Враги повсюду. Мы хотим обойти всех. Но я думаю, что все захотят пойти тем же путем. Нужно идти с лозунгом - "Ну вот и мы, всем свалить с дороги!" ".
В 90-х, чтобы завоевать репутацию, нужно было играть и дубасить как можно сильнее. Хоулетт имеет ввиду, что эти дни еще не совсем позади, поэтому он старается поднять планку для того, чтобы убрать из выступления все излишки. Флинт, со своей стороны, решил - хватит, значит хватит. В завершении разговора он объясняет почему решил завязать, и в то время как его глаза еще светятся воспоминаниями прошлого, его голос звучит убедительно. Когда Хоулетт заказывает бокал красного вина, глаза Флинта окуратно смотрят в сторону Хоулетта и он говорит с удивлением: "Это че, Рибена?"
На самом деле мне стыдно сказать "Я забросил наркотики", говорит Флинт. "Но я становился жадным от этого, мне было мало и поэтому я выбросил все это как можно дальше - дойдя до края безумия и реальности, потерял самообладание. Но как бы там ни было, я не мог отвернуться от альбома. Всегда есть черта, есть другой вариант. Я не собирался налажать в этот раз, и придерживался этого пути".
Подогревая интерес к теме, Флинт говорит, что это было бы ужасно закончить никчемным толстуном и говорит, что сегодня предпочитает проводить вечер в тренажерном зале, нежели потягивая пиво в пабе. Это способствует лучшей его форме на выступлениях. "Люди идут на концерт не для того, чтобы смотреть на мою прекрасную фигуру. Нельзя одеть меня в приличный костюм, поставить со мной пару танцоров и сказать - вот вам Кейт Флинт, ваш любимый исполнитель из Ессекса. Они идут на концерт, чтобы посмотреть, как гребаный сумашедший горлопанит во всю глотку". Хоулетт смеется над ним. "Ты делал бы это даже если бы был небритый?" - говрит Хоулетт. "Тогда ты выглядел бы как этот гребаный толстый лунатик".
I hear Thunder
Аватар користувача
Kowalski
V.I.P.
V.I.P.
 
Повідомлення: 370
З нами з: 03 серпня 2006, 02:43
Звідки: Днепропетровск

Повідомлення centurion_kiev » 08 квітня 2009, 08:26

:D :smile: Kowalski заперевод :D
CENTURION
Аватар користувача
centurion_kiev
Фан форуму
Фан форуму
 
Повідомлення: 642
З нами з: 29 жовтня 2007, 17:44
Звідки: Kiev

Повідомлення subface » 08 квітня 2009, 15:55

супер :smile: очень вдохновило :cool:
Аватар користувача
subface
Новачок
Новачок
 
Повідомлення: 38
З нами з: 13 січня 2009, 12:24
Звідки: Pervomaysk MK - Kiev

Re: Интервью для «Wonderland Magazine» ‘09

Повідомлення A1 » 23 листопада 2009, 13:35

закинув на сайт
.:Fuck ’em and their law:.
Аватар користувача
A1
Адмін
Адмін
 
Повідомлення: 2583
З нами з: 26 січня 2005, 14:03
Звідки: Львів, Україна


Повернутись до The Prodigy

Хто зараз онлайн

Зараз переглядають цей форум: Немає зареєстрованих користувачів і 1 гість

cron